Домой Статьи Антон Эльстон: технологии блокчейна изменят взаимоотношения между людьми

Антон Эльстон: технологии блокчейна изменят взаимоотношения между людьми

19
0

Антон Эльстон: технологии блокчейна изменят взаимоотношения между людьми

Предлагаем вашему вниманию интервью с IT-предпринимателем Антоном Эльстоном, CEO метавселенной DEXART, сооснователем и CTO экосистемы OTON.

Антон занимается IT и разработкой более 17 лет. В течение последних 5 лет развивает технологии блокчейна для решения проблем в бизнес-сегменте сетевого маркетинга — начисление партнерских вознаграждений, продажа товаров на маркетплейсе OTON-маркет, а также создание коммуникационных воронок с аудиторией лидеров, блогеров и инфлюенсеров. Блокчейн OTON охватывает аудиторию более чем в 12 странах мира.

В конце прошлого года Антон стал сооснователем проекта новой метавселенной DEXART. Команда проекта готовит собственное техническое решение для представления бизнеса в метавселенной, новые инструменты для взаимодействия с сообществами и образовательных проектов.

В 2022 году команда DEXART заняла 2-е место на «Definition Насkathon» c проектом автоматизации скоринга кандидатов на управление игровыми аккаунтами для Sanctor.

Для начала, расскажи о себе, кто ты такой, что ты делал в жизни, расскажи про свой путь — чем горел, откуда начинал?

Я из небольшого городка, находящегося в тысяче километров от Москвы, он называется Киров. Учился в физико-математическом лицее, лето проводил у бабушки в деревне, потом поступил в университет и получил специальность прикладной информатики в экономике. Однако уже в университете я начал заниматься IT.

Первое, что я сделал в интернете — это поднял локальный сервер для работы электронной почты во внутренней сети школы.

Потом в университете я продолжал изучать программирование и в это же время занимался разработкой и созданием сайтов на фрилансе. Но я совсем недолго занимался разработкой самостоятельно, потому что очень быстро понял, что заказов у меня гораздо больше, чем могу реализовать. Тогда я начал собирать команду под проекты, которые получал под заказ. С 2005 по 2008-2009 годы я работал на фрилансе именно в таком варианте — делал сайты, интернет-магазины — что-то своими руками, на что-то привлекал разработчиков. Уже тогда я проявил себя в качестве предпринимателя, хотя в 2005 году мне было всего 17 лет.

В 2008 я начал делать свой первый стартап — тогда-только набирало популярность поисковое продвижение, и в Яндексе, и в Google были очень простые поисковые алгоритмы. У меня была огромная сетка сайтов, которые автоматически наполнялись текстовым контентом, этот контент индексировался, сайты имели вес в поисковой выдаче и мы могли продвинуть в принципе любой сайт на первые строчки в рейтинге поисковой выдачи по определенным запросам. Параллельно продавались ссылки на этих сайтах. Тогда одним из основных способов продвижения в поисковой выдаче была покупка ссылок с ресурсов.

Потом на какое-то время я выпал из IT, потому что открыл свой магазин одежды и вернулся где-то в 2013 или 2014 году. Как раз тогда я познакомился с биткоином. Мы делали реализации своих проектов и платили за серверы в биткоинах. Так я узнал, что такое криптовалюта.

В 2014 году в Кирове я открыл свою студию по разработке сайтов, мы делали решения на заказ и пилили свой проект. Это была пластиковая карта.. вернее это было электронное устройство толщиной 0,8 мм (как пластиковая карта), в которое входила куча электронной начинки — блютуз-модуль для синхронизации с телефоном, батарейка, электронный экран на жидких чернилах, как в электронных книгах, динамическая магнитная полоса, чтобы мы могли имитировать любую банковскую карту и динамический чип и NFC.

Проблема состояла в том, что в 2014 году в России не было Apple Pay и Google Pay, поэтому у нашей потенциальной целевой аудитории были очень толстые кошельки, но не из-за того, что там было много денег, а из-за того, что в них было много банковских карт. В среднем на одного человека в России приходилось 3-4 банковских карты. И штук 10-20 карт программ лояльности. Мы их все объединяли в одно устройство. У нас было мобильное приложение, куда можно было считать (добавить) все свои карты, и можно было носить только одну нашу карту вместо 25, которые обычно человек носил с собой.

С этим проектом мы попали на акселератор стартапов от Альфа-банка, на трек, который курировала VISA. Мы провели два месяца в очень плотной работе по поиску своей аудитории и верификации наших гипотез, после чего свернули проект. Потому что наши гипотезы не подтвердились — мы не нашли свою аудиторию. Люди были не готовы массово платить $100 за устройство, которое позволяло не носить карточки с собой. Решение было правильным, потому что буквально на следующий год в Россию пришел Apple Pay. Он бы «убил» наш стартап.

Таким образом, у меня появился опыт акселерации. Кроме того, я прошел обучение по запуску стартапов. Это был классический метод «бережливого стартапа», когда ты сначала тестируешь гипотезу, подтверждаешь спрос и только потом делаешь продукт.

Параллельно с этим я занимался разработкой кабинетов партнерских программ для сетевых компаний на заказ. В 2017 мы с Анатолием Илле начали делать тот проект, который сейчас носит название OTON. Тогда он назывался Easy Bizzi. Это была образовательная платформа, куда мог прийти любой спикер, добавить свой курс и транслировать его на нашу аудиторию. Мы очень быстро набрали огромную массу пользователей за счет сетевого эффекта — прямые продажи, рекомендации. У нас была программа поощрения продаж по рекомендациям, она была не одноуровневая, а многоуровневая. И это позволяло нам выявлять лидеров в регионах. Эти лидеры получили возможность строить собственные цепочки продаж в виде нескольких людей, управлять этими цепочками, они были заинтересованы в их развитии. Таким образом мы не тратили маркетинговый бюджет на холодный трафик. А все продажи у нас происходили по личным рекомендациям.

Это партнерская система, но за счет того, что у нас многоуровневая партнерка, мы туда заложили мотивации для нескольких типов людей. Есть человек, который занимается прямыми продажами, то есть продает сам. Есть человек, который этих людей (которые продают сами) собирает и мотивирует. А еще есть человек, который организует весь процесс и является владельцем бизнеса. Это сетевой лидер. У нас, конечно, было не три уровня, а гораздо больше, но в целом мы учитывали интересы именно этих трех типов продавцов. Это позволило нам в короткие сроки получить аудиторию в размере 50 000 человек. Буквально за два месяца.

Потом мы занимались развитием этого образовательного направления, параллельно запустили несколько проектов на нашу аудиторию. Одним из них был Cryptonoid — сервис, который позволяет следовать за трейдерами на криптовалютном рынке. В 2018 году было множество каналов с сигналами по торговле криптой, я их проверил, они давали неплохой плюс, и мы реализовали автоматическую торговлю по API-ключам пользователей. В результате наши пользователи могли зарабатывать вместе с трейдерами, которые дают сигналы.

Как потом оказалось, не все сигналы были прибыльными, некоторые каналы с сигналами оказались откровенно мошенническими, потому что их авторы задним числом изменяли данные ранее рекомендации для того, чтобы при проверке они выглядели правильными.

Оказалось, что на рынке практически нет публичных успешных трейдеров, а те трейдеры, которые торгуют в плюс, не нуждаются в чужих капиталах для того, чтобы торговать.

Они уже нашли свои капиталы, и им есть с кем работать. В конце-концов мы закрыли этот проект.

А дальше, поскольку у нас на образовательной платформе было очень много спикеров, которые стали экспертами, мы запустили сервис личных консультаций с этими экспертами. Здесь с одной стороны были эксперты, с другой — пользователи и календарь, куда мог в платном режиме записаться любой пользователь к любому эксперту. Таким образом мы решали проблему: ранее наши эксперты давали личные консультации той аудитории, которая приходила от нас, но мы не имели с этого никакого дохода.

В 2018 году мы обнаружили, что у нас формируется сообщество вокруг образовательной платформы. Сетевая структура и сетевая модель продаж отличается тем, что есть очень тесная связь среди людей, которые занимаются сетевым маркетингом. Вроде бы кажется, что они такие чудесные и волшебные, немного странные, но при всей этой странности они очень общительные и держатся друг за друга. У нас в итоге сформировалось сильное сообщество и мы начали внедрять элементы DAO в образовательную платформу.

Это сообщество помогало нам развивать проект, и мы начали смотреть в сторону блокчейна. Мой партнер Анатолий имеет большой опыт работы в сетевых компаниях, есть такой опыт и у меня. Мы знали ключевые проблемы сетевиков.

Любой лидер, который приходит в сетевой маркетинг мечтает о том, чтобы построить свою структуру из тех людей, которые управляют продавцами и самих продавцов (они это называют «товарно-проводящей сетью»), все правильно организовать и в какой-то момент перестать уделять этому много внимания, чтобы получать доход по партнерской программе. Речь идет о зачастую значительных доходах — если ты построишь активную сеть из 10-20 тысяч человек, то сможешь зарабатывать $50 000-$100 000 в месяц. В этот момент основатели сети начинают заниматься чем-то более интересным, заниматься поисками своего «я». Однако в какой-то момент лидер компании, в которой они строили сеть, замечает, что все работает без участия основателей, под любым предлогом перестает платить им деньги и исключает их из программы вознаграждений (партнерского дерева).

Предприниматели теряют всю свою команду, свои наработки и вынуждены идти в другой проект и начинать там с нуля. Это первая проблема — так называемая, «терминация».

Вторая проблема — непрозрачность начислений. Когда у тебя команда состоит из 20 000 человек, то очень сложно посчитать, действительно ли тебе выплатили все деньги. Если сделать блокчейн, который позволит сделать структуру пользователей неизменной, все договоренности о вознаграждениях записать в смарт-контакт и рассчитывать распределенно на удаленных серверах, которые являются нодами этого блокчейна, то будет невозможно изменить партнерское дерево, невозможно будет изменить или нарушить договоренности. В блокчейне все выплаты будут прозрачными, и их всегда можно перепроверить.

В 2018 году на базе этой концепции и этой идеи мы начали писать техническую документацию блокчейна OTON и к концу года ее закончили. Однако нам нужен был пилотный проект для того, чтобы показать модель работы OTON, в которую мы заложили интересную экономику, в рамках которой после каждой продажи мы идем и выкупаем токен, чтобы распределить его между партнерами. Это обеспечивает действительную прозрачность начислений.

Мы сделали OTON-маркет, наш маркетплейс, куда приходят сетевики (партнеры, которые занимаются продажами), приводят продукты и продают эти продукты. Мы думали, что наша задача сводится только к тому, чтобы реализовать грамотное техническое решение, витрину для этих продуктов. Однако мы столкнулись с проблемой, что продукты недостаточно уделяют внимания маркетингу, недостаточно позиционируются на наш отдел продаж. Мы предполагали, что отдел продаж может подключаться к продажам этих продуктов, но не со всеми продуктами это срабатывало. Какие-то продавались и увеличивали свои продажи, но есть компании, которые приходили и думали, что если они появятся у нас на маркетплейсе, то у них сразу же начнется бум продаж. Этого не происходило. Потому что любой маркетплейс требует дополнительных усилий и работы.

У нас есть блокчейн-платформа OTON.technology и OTON.org, сетевая компания, владеющая структурой наших пользователей, которая была построена еще на образовательной платформе. Есть и OTON.market маркетплейс, витрина товаров, которые может продавать построенная нами сеть.

2019, 2020 и 2021 годы мы провели в ICO и обрели значительный бизнес-опыт. В 2018 году мы были компанией, управляемой из одного центра и состоящей из 10 сотрудников. Сегодня у нас работает более 100 человек, существует несколько отделов, которые руководят различными направлениями, я зачастую уже не знаю, кто где работает.

За эти пять лет, пока существует OTON, мы очень сильно выросли. Мы реализовали наш блокчейн, мы занимались разработкой в течение трех лет с момента написания технической документации до текущего момента. В начале этого года мы запустили блокчейн в тестовом режиме. У нас есть 258 держателей нод, которые поддерживают транзакции в блокчейне и рассчитывают партнерские вознаграждения. Сейчас мы запускаем открытое тестирование — любой сможет подключиться к поддержанию расчетов на базе нашего блокчейна.

Наша основная задача на этот год — набрать пять компаний, которые запустятся на нашем блокчейне. Мы уже ведем переговоры с тремя, есть одна продажа и мы видим высокую конверсию. Любой сетевой лидер, который хоть раз испытал, что такое терминация (когда его исключают из вознаграждений), хочет построить такую компанию, которая не зависела бы от организаторов проекта.

Сетевому лидеру очень важно знать, что терминация невозможна.

Поэтому у нас высокая конверсия по подключению проектов на наш блокчейн. Сейчас мы ведем переговоры с большим австрийским проектом, который также хочет перейти на наш блокчейн.

Что я из себя представляю сегодня? Я предприниматель, который владеет крупным IT-бизнесом, с большой командой и большим оборотом. В декабре мы начали новое направление – метавселенную. В метавселенных мы видим новый тип социальных сетей и совершенно другой пользовательский опыт в плане коммуникации. Очень интересно попробовать. Это будет следующая большая веха моей биографии.

Очень крутая история. Итак, ты увидел возможность решить проблемы людей, занимающихся сетевым маркетингом, при помощи блокчейна. А зачем нужен маркет? В чем была идея маркета?

Это был проект, который родился сам собой. В 2018 году мы писали техническую документацию, и нужно было показать, как это работает.

С другой стороны, наши сетевики (150 000 зарегистрированных пользователей, из них 65 000 активные продажники) начали приводить к нам продукты и говорить: а давайте их подключим. Они знали, что могут привести спикера на нашу образовательную платформу и он будет там вещать. Точно так же они начали приводить производителей продуктов. Тех продуктов, которые они хотят продавать. Сначала мы сделали сайт одному продукту, затем другому. В итоге мы увидели, что у нас пять продуктов и маркетплейс напрашивался уже сам по себе.

Маркетплейс — очень хорошая витрина, чтобы показать, чем мы занимаемся.

Я правильно понимаю, что это была идея, похожая на Яндекс-маркет, Ozon? Насколько эта идея оказалась оправданной?

Все маркетплейсы убыточны. Практически все они работают на капитализацию, то есть постоянно поднимают новые раунды финансирования и наращивают капитализацию. Основатели проекта и акционеры зарабатывают на том, что проект становится все дороже. Но если посмотреть на операционную отчетность, все они убыточны. И Ozon, и Яндекс-маркет так и не вышли в плюс.

Мы отказались от венчурной модели, модели наращивания капитализации для OTON-маркета, в рамках которой мы могли бы выпустить токены маркета, провести продажу токенов, и постоянно перепродавать их, наращивая стоимость. У нас уже был токен OTON, и OTON-маркет для нас остался витриной.

Производитель, приходящий на маркетплейс, ожидает всплеска продаж. И действительно, например, Wildberries за счет своей обширной аудитории может дать объем продаж для производителя. Но для этого надо вкладываться в эту аудиторию. Маркетплейсы убыточны потому, что лид у них стоит дороже, чем доход, который приносит этот лид от своих покупок. У нас нет венчурной модели, мы не привлекали в наш маркет инвестиции, поэтому мы не закупаем трафик, у нас только сетевая аудитория.

Кроме того, есть большая проблема с логистикой. Это международный проект, у нас аудитория — Германия, Австрия, Швейцария, Турция, Азербайджан, Россия, Украина, Казахстан. У нас производители везде, и между всеми этими странами практически нет доставки. Очень сложно отправить товар из одной страны в другую — НДС, непонимание покупателя, почему он должен заплатить еще 18% сверху за заказанный им товар… Амазон решает эти проблемы путем открытия складов в тех странах, где он присутствует. Мы не можем себе позволить. Мы открывали склады, но они оказались убыточными. Содержание складов стоит дороже, чем объем связанных с ними продаж.

С маркетом понятно. Расскажи про токен. Как его делали, в чем ценность вашего токена? Как его получить и как на нем заработать? Как вы на нем зарабатываете?

Мы не зарабатываем на токене, мы продаем токены для финансирования разработок проекта. Об этом написано в юридических документах, которые мы подписываем с покупателем токена. То есть наши обязательства в момент продажи токена состоят в том, что мы запустим блокчейн и создадим технологию — распределенную децентрализованную систему учета сетевых компаний.

Мы продаем токен через сетевой маркетинг, наши сетевики находят своих знакомых, либо знакомых знакомых, либо чужих людей, общаются с ними, рассказывают про проект, который мы создаем, про его преимущества и будущее. Они предлагают купить токен, чтобы стать участником проекта, либо чтобы использовать токен для покупок. У нас на маркете можно оплатить покупки токеном OTON.

Раньше нам постоянно задавали вопрос, зачем мы делаем свой блокчейн, а не используем популярный существующий блокчейн Ethereum, зачем нужен свой? Ответ очень простой — в Ethereum очень дорогие транзакции.

Я уже рассказывал про многоуровневый план выплаты партнерских вознаграждений, и очень часто для того, чтобы оплатить всю цепочку, нам надо сделать более 100 транзакций. Каждая транзакция на Ethereum сейчас стоит от $6 до $15, а раньше стоила и все $50. Мы сталкивались с тем, что транзакционный сбор больше, чем сумма, которую мы распределяем. Кроме того, в 2018 году не было блокчейнов, которые бы позволяли делать вычисления такого рода, которые нам нужны. Я говорю о циклических вычислениях для поиска всех участников цепочки вознаграждений. Мы никогда не знаем, как глубоко по партнерскому дереву нам нужно будет пройти, чтобы найти всех, кто должен заработать и получить вознаграждение.

Мы реализовали свой блокчейн, где сделали возможность этих циклических вычислений, но исключительно по нашему алгоритму. В результате у нас появился собственный токен — та единица, которая курсирует по блокчейну.

С нашим блокчейном можно работать только с помощью нашего токена. Так у нас появилась собственная экономика.

Вот ответ на вопрос, как заработать на нашем токене: когда ты покупаешь какой-то товар на OTON-маркете, то нам нужно выплатить от 30 до 60% партнерского вознаграждения. Предположим, 30%. Ты купил что-то на $100 — у нас есть $70, которые нужно отправить производителю и $30, которые нужно выплатить по партнерке ста людям. Их можно выплатить только в форме токена OTON, поэтому OTON-маркет идет на биржу, покупает на $30 токены OTON, распределяет их блокчейну и платит при этом комиссию 1% за каждую транзакцию. В тот момент, когда происходит покупка OTON, его цена немного поднимается. Все партнеры получили OTON, что-то оставили себе, что-то пошли продали, в сумме цена немного поднялась. И так с каждой сделкой.

Любая компания, которая работает на нашем блокчейне и токене, участвует в формировании объема покупок на бирже. Поэтому нам так интересно подключать новые компании. Сейчас у нас в OTON товарооборот примерно $500 000 в месяц. Подключение каждой новой компании увеличивает оборот, и мы сможем кратно расти не за счет масштабирования своей компании, а за счет новых компаний, которые масштабируются без наших усилий.

У нас есть экономическая модель, согласно расчетом которой при $1 млн товарооборота цена OTON составит 4 цента, при $10 млн — 40 центов и так далее. С этой моделью можно ознакомиться, она находится в открытом доступе.

Давай немного про крипту. Почему ты решил заняться криптой, чем она тебя зацепила? Что ты думаешь о криптовалютах вообще?

Я очень люблю новые технологии. Люблю заниматься чем-то новым, делать одним из первых то, что никто не делает. И быть первым в принципе, и в этом направлении, и во всем остальном. Криптовалюты — это то, что находится на пике технологичности, это новый тип взаимоотношений между людьми, новый тип фиксации договоренностей (я говорю сейчас не только про криптовалюты, но и про блокчейн и смарт-контракты).

В 2017 году мы с коллегами участвовали в проекте Hash Rating, проанализировали 72 блокчейн-проекта, это была очень глубокая аналитика. Мы это делали для команды инвесторов, которые вкладывались в крипту. Глубокое погружение в крипту и в идеологию блокчейна, идеологию DAO у меня началось именно тогда.

Я занимаюсь блокчейном и криптовалютами, потому что это технологично. Потому что я считаю, что технологии, которые дает блокчейн — распределенный реестр и фиксация и проверка выполнения договоренностей без участия человека — позволят изменить взаимоотношения между людьми в целом.

То есть, если сейчас нам нужны суды для разрешения каких-то споров, то когда мы научимся фиксировать договоренности на блокчейне и писать смарт-контракты для наших договоров, то суды станут не нужны. Потому что не выполнить договор невозможно. Компьютер не может не выполнить то, что написано.

Ты можешь рассказать очень простыми словами, в чем преимущество криптовалют перед нынешней финансовой системой? Почему они лучше?

Я не думаю, что финансовый вопрос и вопрос с криптовалютой, которая является аналогом доллара или еще чего-то — это самое большое конкурентное преимущество блокчейна. Однозначно за счет этого блокчейн получил свою популярность. И первое применение блокчейна было именно в переводах ценности между людьми, в которых не участвуют банки. Таким образом можно было перевести любой объем ценности без вопросов о том, откуда ты их взял, и получатель их точно получал.

В чем преимущество этой технологии? В том, что это получается дешевле. Перевести биткоин от меня к тебе займет 10 минут, очень мало будет стоить и я могу перевести сколько угодно. Даже несмотря на то, что я в Израиле, а ты в России. Перевести доллары из западной страны в Россию невозможно сейчас. И из России в западную страну тоже. Я думаю, очевидно, в чем преимущество таких переводов с финансовой точки зрения.

С точки зрения технологии, преимущество состоит в том, что в блокчейне нет посредников. Если мы делаем перевод из одного банка в другой, и при этом они находятся в разных странах, то в этой цепочке участвуют до десяти-пятнадцати посредников в виде банков, платежных систем и организаций, которые обеспечивают транзакции. Это все очень дорого стоит. И каждой из сторон уделена очень высокая доля ответственности, поэтому очень внимательно относятся к деньгам, которые через них проходят, и периодически возникает очень много вопросов.

То есть, на твой взгляд, основное преимущество — это децентрализация? Независимость взаимообмена?

С точки зрения финансовой системы, да. Но я думаю, что это ненадолго.

Скоро может перестать существовать независимость на блокчейне. Именно в крипте.

Тогда что останется?

Блокчейн для меня — это больше про автоматизацию, выполнение договоренностей и прозрачность. Лучше взять кейс с DeFi. DeFi-система — это когда у меня есть какая-то собственность, а у тебя есть деньги, ты можешь мне дать эти деньги под залог. Мы можем договориться друг с другом в физическом мире, и если я не отдам тебе деньги, тебе будет сложно забрать мой залог. Мы можем прийти в банк или к нотариусу и как-то оформить эту сделку — будет дороже, но менее рискованно. А еще мой залог может обесцениться.

А в случае смарт-контрактов и DeFi все гораздо проще. Есть четкие критерии выполнения договоренностей, если договоренности не соблюдаются, то никакие суды не нужны, все происходит автоматически и так, как мы договорились. Это не очень понятный, может быть, но более красивый для меня пример применения блокчейна.

Существует еще DAO — распределенная системы управления организацией, обеспечивающая принятие решений с помощью сообщества. Если критерии управления сообществом, командой или проектом в DAO достаточно подробно описаны, то в идеальном мире все будут счастливы, в отличие от физического мира, когда мы пытаемся о чем-то договориться, но все равно не можем проговорить все кейсы и возникают спорные ситуации, которые нам нужно решать.

Правильно ли я понимаю, что ты видишь в блокчейне, в основном, замену или альтернативу юридической и судебной системы?

Это лишь один из кейсов, который мне больше нравится, чем финансы. Знаешь, сложно говорить о финансах, и не встать при этом в позицию против правительства.

Мне не хочется рассказывать, что блокчейн и криптовалюты — это новая финансовая система, что старая система скоро рухнет, а биткоин останется. Об этом говорить легко, это всех задевает, всем понятно, но я в это не верю. Я думаю, что биткоин может еще больше контролироваться, чем доллар.

Мне кажется, что в основе крипты, блокчейнов, смарт-контрактов, DAO — лежит некая утопичность. Независимость принятия решений, объективность и так далее. По-моему, это звучит как что-то невозможное, что-то слишком идеальное, чтобы быть правдой в нашем мире.

Я недавно спорил со своим другом про систему управления государством. Эту систему пытаются построить уже в течение 7000 лет. Это достаточно долго, по сравнению с тем, сколько существует блокчейн. И каждый раз идеальная модель управления государством упирается в человеческий фактор. Так вот, моя гипотеза состоит в том, что в этих моделях управления недостаточно прозрачности и слишком низкая скорость распространения информации.

Скорость распространения информации нам дает интернет, прозрачность обеспечивает блокчейн.

Если к существующей модели управления добавить быстрое распространение информации и прозрачность принятия решений, то вполне возможно, что можно прийти к идеальной модели. То есть в полной прозрачности блокчейна я вижу возможность изменить привычные вещи, сделать их более простыми и эффективными.

Расскажи максимально простыми словами и максимально коротко, если получится: в чем прозрачность блокчейна?

Сложно ответить на такой простой вопрос. А тем более простыми словами.

Начнем с определения. Блокчейн — это цепочка блоков. Блок содержит в себе набор транзакций. Поскольку это цепочка, у каждого блока есть родитель, есть тот блок, который предшествовал ему. В блокчейн заложены алгоритмы проверки возможности появления следующего блока на основании предыдущего. Эти алгоритмы очень четко прописаны и очень хорошо работают. Если критерии создания блокчейна не соблюдаются, то следующий блок выпущен не будет. При этом мы точно узнаем, почему он не был выпущен, потому что все данные, которые содержатся в блоках, находятся в открытом доступе. Мы всегда можем посмотреть историю появления блоков и соблюдение договоренностей от сегодняшнего момента до самого первого блока, который был с появления блокчейна. В этом состоит прозрачность.

О метавселенной. Как ты представляешь себе идеальную метавселенную?

Идеальная метавселенная — это технологическое решение, которое позволяет создать альтернативное пространство с бо́льшими возможностями, чем человек имеет в физическом мире. Это если в общем смысле.

Если взять уровень чуть ниже, то это 3D-пространство с максимальным погружением через VR, с набором технологий, которые поставляются в комплекте с этим пространством и создают ощущения. Кроме того, должен присутствовать конструктор этого пространства, чтобы можно было создавать все, что вздумается.

Чего не хватает в уже существующих метавселенных? Почему у тебя появилась идея новой метавселенной, ведь есть же Decentraland, Horizon Worlds и другие?

Те метавсленные, которые ты перечислил, достаточно низкотехнологичны. По той причине, что отрасль развивается не так давно. И скорость передачи данных пока что недостаточна для того, чтобы максимально эффективно насладиться виртуальным пространством. Поэтому используются промежуточные решения, и не все получается гладко, быстро или красиво. Например, Decentraland не позволяет в одно место вместить много пользователей. Сначала Decentraland ограничивал пространство тридцатью людьми, сейчас начали ограничивать сотней. Но создать массовое мероприятие и ощутить себя в толпе людей в метавселенной пока фактически невозможно.

С другой стороны, все эти метавселенные недостаточно децентрализованы, то существует риск потери собственности, выраженной в форме NFT. Я считаю, что создать технологическое решение, которое не будет использовать централизованный сервер в качестве слоя для передачи данных между блокчейном и пользовательским приложением, было бы интересным этапом развития метавселенных. Я точно могу это сделать.

А тебе не кажется, что еще слишком рано, что люди пока не готовы к такому будущему?

Во-первых, это разработка займет 3-5 лет. Пока мы будем это делать, многое измениться. Facebook* уже выпустит свою Meta. Понятно, что к полной децентрализации мы сразу не придем.

Я думаю, что сегодня надо начинать создавать то, чем люди будут пользоваться через пять лет.

Тогда мы получим точно свою аудиторию. Ее сегодня получить легче, чем откусывать потом у тех проектов, которые уже запустились.

Если запуститься сегодня с новой идеологией, то у нас будет немного пользователей и амбассадоров, но криптовалютное сообщество достаточно для того, чтобы набрать необходимую нам базу пользователей. Мы сможем работать и быть готовыми к тому моменту, когда эта технология получит массовое принятие.

* Продукт Meta, деятельность признана экстремистской, запрещена на территории России по решению Тверского суда Москвы от 21.03.2022.

Что заставляет тебя вставать по утрам каждый день?

Сейчас я просто выполняю свою работу, у меня есть большая цель. Поэтому краткосрочная мотивация, которая будила бы по утрам — это не то, что мне нужно сейчас. У меня марафон, а не спринт, я занимаюсь тем, что очень люблю, и это часть моей жизни. Большая часть.


Источник